:: новости :: история :: песни :: концерты ::
:: дискография :: видеография :: места ::
:: фотоальбом :: рукописи :: библиотека ::
    ! :: камчатка :: стена :: отзывы :: встречи ::
:: чат :: стихи цою :: обои :: песни цою ::
:: рисунки цою :: ссылки :: войти ::
БИБЛИОТЕКА

Виктор Робертович Цой


К читателю

Не стоит воспринимать данный материал как продолжение устоявшейся традиции «пинания трупов» и поминания недобрым словом тех, кто по тем или иным причинам не может ответить тем же.

Автор рассматривает Виктора Цоя, прежде всего как КУЛЬТУРНОЕ ЯВЛЕНИЕ, и не ставит целью оспаривание его личностных и человеческих качеств. Мы не имеем ни морального, ни какого бы то ни было иного права судить и оценивать эти качества уже в силу того, что не были знакомы с Виктором при жизни, и вряд ли познакомимся с ним теперь. Мы рассматриваем Виктора как художника, творческую личность, существующую вне времени и пространства, и в своих произведениях опирающегося на единые и довольно жесткие закономерности искусства. Нашей задачей является определение места творчества Виктора как художника в историко-культурном контексте эпохи.

Бесспорным является значительное влияние творчества В. Р. на умы - и, прежде всего, на молодые, впечатлительные умы, вздрагивающие при одном произнесении слов «звезды», «курить» и «сигареты». Мы видим, что творчество Виктора существует и сейчас, и существует во многом благодаря тому образу, который начал складываться задолго до его гибели. Речь идет, конечно, об образе героя и вожака.

Следует ли преуменьшать роль Виктора в создании и поддержке этого имиджа, апеллируя к «чувствам толпы», склонной приписывать подобные качества своим любимцам? Вряд ли. Это заставляет нас относиться к образу Виктора Цоя - «последнего героя» в массовом сознании как к еще одной сфере приложения его творческих усилий, и с полным правом оценивать, анализировать этот образ как художественное произведение, в котором, как и в любом художественном произведении могут быть изъяны.

Для чего же нам необходимо понимание «Последнего Героя»?

О влиятельности этого образа, говорит волна массовых подростковых самоубийств, последовавшая после гибели Цоя, и затем канонизация, мифологизация Виктора.

Оставим вопросы об этических аспектах этой массовой мистификации, и предоставим массам самостоятельно решать для себя дилемму выбора мифологии.

Тем не менее, мы оставляем за собой право судить о художественных и эстетических качествах этого мифа, являющихся важными показателями культурной энтропии нашей эпохи.

Виктор Робертович Цой

«Белый снег. Серый лед.»
В. Цой.


Маргинальная культура, насчитывающая в своем развитии уже не одно тысячелетие, и потому имеющая полное право называться одной из древнейших, за все время существования человечества была, пожалуй, единственной, обладавшей устойчивыми тенденциями к эволюционированию. Активно впитывая и комбинируя элементы различных культур - зачастую чуждых, не совместимых, она создавала сплавы поистине уникальных свойств и редкостной прочности, не позволяя, однако этим элементам излишних флуктуаций, выводивших бы их из плоскости чисто маргинальной эстетики.

Одним из таких сплавов был (Хотя, почему был? Он есть и остается) - Виктор Цой, явление потрясающей проникающей способности и силы, один из титанов Петербуржского неформализма.

Сравнивать Цоя с Д. Моррисоном, Д. Хендриксом или А. Пушкиным, на мой взгляд, не только необъективно, но и кощунственно, прежде всего, по отношению к самому Цою. Говорю это отнюдь не из боязни показаться банальным в оценке личности Виктора (как он сам себя называл): но в искусстве сложнее всего дается простота, а этой самой простоты у Виктора хватило бы, мне кажется всем вышеперечисленным. Моррисон очень неплохо знал английскую литературу, Пушкин знал французский язык, да Хендрикс не менее основательно попортил своей игрой нервы соседям, прежде чем выйти на сцену и крикнуть "Эй, Джо!". Всего этого Витя НЕ ДЕЛАЛ.

И ведь нельзя его упрекнуть в этом. Поелику каждый занимается тем, что у него пуще всего другого получается. А у Вити пуще всего получалось с пафосом петь о том, с чем он никогда не имел дела в жизни. Например, о войне. С которой у Вити как-то не складывались отношения. Как-то не получилось у него вместе со сверстниками поехать в Афганистан и увидеть ее своими глазами. Нехорошие врачи с Пряжки прямо-таки всучили ему "белый билет". Не свезло, короче. Конечно, все, что в такой ситуации остается делать - это петь. Об этой самой войне. И тем самым морально помогать тем, кто на ней, собственно говоря, воюет. Но делать это с полной самоотдачей.

Впрочем, подобной участи не миновали почти все рок-музыканты, включая упоминавшегося уже Д. Моррисона, обожавшего ЛСД, но скептически относившегося к войне во Въетнаме, и также не упустившего возможность спеть о непродуктивности этого мероприятия.

***

В. Цой - ярчайший пример того, каких высот можно достичь в музыке и поэзии, не имея музыкального образования. Квентин Тарантино едва окончил школу, работал продавцом, и писал свои гениальные сценарии с арфографическими ошибками. Цой - русский Тарантино. Канули в лету те времена, когда ради того, чтобы чему-либо научится, темные мужики шли чуть ли не пешком из сибири в Петербург. С Ломоносовщиной покончено раз и навсегда! Стихийный гений Виктора не признавал границ и сухого академизма. Слишком чужд этот самый сухой академизм эстетике здорового маргинала. О войне можно писать, не зная ее: почему музыка должна быть исключением? Зачем знать ее, чтобы заниматься ею? Что за нелепый Сальеризм?

В Цое - воплощенное Моцартианство Петербуржской неформальной субкультуры соединилось с универсальностью гения Леонардо Да Винчи:

Виктор Цой был не только музыкантом, но ещё и талантливым художником, писателем и даже скульптором. Сие, кстати, мы узнаем случайно, ткнув мышкой в первый же попавшийся сайт, посвященный его творчеству, и - БА!!! Да где же все это время были наши глаза:

«…Виктор, как выяснилось, был ещё и очень талантливым писателем. Не смотря на то, что он написал за всю свою жизнь лишь один единственный рассказ "Романс", этого оказалось вполне достаточно. В каком-то отношении он даже переплюнул наших великих классиков. Его произведение спокойно размещается на 5 листах, но затрагивает оно почти все вопросы, терзающие человечество вот уже на протяжении, как минимум 2000 лет.»

Читая эти строки, невольно поражаешься способностям человека, сумевшего довести свои слюноотделительные способности до столь больших высот. Это достойно восхищения.

Впрочем, оставим другим судить об особенностях литературного стиля и таланта Виктора. Нас, пожалуй, больше всего интересует другое.

Всякий человек, занимающийся тем или иным видом искусства, явно или неявно, сознательно или бессознательно руководствуется теми или иными принципами и мотивами, доминирующими в его повседневном поведении. В свою очередь эти принципы и мотивы, так или иначе, связаные с эстетико-философскими воззрениями художника, свидетельствующими о каком-либо этапе его творческого поиска. Изучая произведения художника, мы получаем представление об этих воззрениях, и в нашем сознании возникает образ автора, открытый для нас со всеми своими глубинными чувствованиями и переживаниями. У нас появляется возможность взглянуть «изнутри», прогуляться в чужих ботинках.

Подобную возможность дает нам и творчество В. Цоя.



***

«Но если есть в кармане пачка сигарет Значит все не так уж плохо на сегодняшний день»

Экзистенциальный смысл поэзии Виктора поражает своей глубиной, ясностью и лиризмом даже тех, кто не искушен в вопросах философии, эстетики и истории литературы.

Наличие в кармане некоторого количества табачных изделий становится поворотным пунктом в мироощущении Цоевского лирического героя, и дает повод для оптимистического восприятия действительности. И хотя из песни становится ясным, что в немалой степени этому способствует проездной документ на самолет (находящийся, очевидно, в этом же кармане), все же доминирующим фактором является именно пачка сигарет - не случайно именно этот образ вынесен в заглавие всей песни. Лирический герой Цоя архетипичен и берет свою родословную из довольно скучной и известной всем из школьной программы галереи «ненужных людей» XIX века - Печориных, Чацких и Онегиных. «Последний Герой» Цоя - (В чем-то - воплощенный образ самого Виктора, о чем мы еще будем говорить) - своего рода Байроническая личность, загадочная и отчужденная, прежде всего потому, что нам непонятна природа его рефлексий: она скрыта глубоко внутри, может быть в прошлом этого персонажа. Мы можем лишь смутно догадываться, по каким именно дорогам ходил персонаж в начале песни «пачка сигарет» («Я ходил по всем дорогам…»); непонятно и направление его движения («и туда, и сюда»), и полной неясностью покрыта неспособность героя различить оставленные им (либо кем-либо другим) следы («Обернулся - и не смог разглядеть следы»).

Невозможность отследить, увидеть точку бифуркации собственных мыслей и чувств рождает у героя смутное, но стабильное предчувствие скорых событий явно деструктивного характера, усугубляющееся отсутствием музыки, игравшей, очевидно, немаловажную роль в становлении его как личности («А без музыки и на миру смерть не красна»).

Жестоким приговором окружающему миру, обществу потребления, звучат первые строки куплета («И никто не хотел быть виноватым без вина/И никто не хотел руками жар загребать») - и хотя обвинение это не персонифицировано, мы понимаем, что именно нежелание «загребать руками жар» и «быть виноватым без вина» более всего удручает лирического героя. Реминисценция из жизни самого Виктора (работавшего долгое время в котельной, и в каком-то смысле загребавшего руками жар), позволяет нам говорить об общности переживаний Виктора и его героя.

Интересно отметить, что в образной структуре «пачки» не оказалось места для таких важных элементов Цоевской поэтики, как звезды и кровь, (см. « Звезда по имени солнце» и «Группа Крови»). Означало ли это, что Виктор отступил от намеченных художественных принципов и пытался найти новые элементы для обогащения своего образного языка и стиля? Очевидно, на тот момент - да. Трудно сказать, что именно толкнуло его на этот путь: возможно, это был утонченный психоделизм PINK FLOYD, или откровенный сюрреализм полотен Дали и Рене Магритта - во всяком случае, поиск образов вне традиционной семантики, в русле более «психоделическом» уже намечен, вершина, которую необходимо покорить, уже видна, и с этой вершины уже виднеется широкое брезентовое поле, которое Виктору предстоит засеять аллюминиевыми огурцами.

***

Переслушивая записи «Кино» невольно вспоминаешь фразу из «Моцарта и Сальери» - «Когда бы все так чувствовать могли/Силу гармонии. Но нет, тогда никто не стал бы/ Заботиться о нуждах низкой жизни/Все предались бы вольному искусству…».

Отрадно думать, что предсказание великого композитора сбылось, и в нашей стране появляется все больше и больше людей, следующих его совету. Важно понимать, какую значительную роль в этом процессе играет именно творчество Виктора Цоя. Подкупающей внешней простотой оно вводит все больше и больше наших юных соотечественников в мир подлинной Музыки и Поэзии, для которых «Пачка сигарет» и «Звезда по имени Солнце» становятся доминирующими факторами в формировании эстетических и философских воззрений на действительность.

(C) Сергей Атомоходов




Комментарии

Ёкази: Автор, вы просто идиот! Цой поет о не фактических вещах, все его слова аллегории. В начале вы сказали, что Цой с пафосом поет о войне на которой не был и приводите в пример Афган. Но ведь Вмктор поет не о реальной войне, а о той что шла у него в душе. Грустный и задумчивый он поет о внутреннем противостоянии. И если вы не испытали это противостояние, то вы не поймете Цоя!!! 11.07.2012 11:20
Paul: До понимания образов и символов текстов Цоя автору еще далеко.Многие мало в этом смыслят,но сердцем чувствуют,что слышат песни великой личности 24.03.2012 19:09
sashka84: Автор, ну и болван же вы! Слов умных много, да все невпопад... 10.01.2012 18:31
Volodzya: интересно. 16.08.2011 20:59
Ahill: Ну и бредятину вы несете товарищ..... 15.01.2010 15:12


* Ваше имя
Ваш комментарий

* Введите код, который вы видите на картинке












RomanKuehl.de