:: новости :: история :: песни :: концерты ::
:: дискография :: видеография :: места ::
:: фотоальбом :: рукописи :: библиотека ::
    ! :: камчатка :: стена :: отзывы :: встречи ::
:: чат :: стихи цою :: обои :: песни цою ::
:: рисунки цою :: ссылки :: войти ::
БИБЛИОТЕКА

Философия Виктора Цоя.


Мир Виктора Цоя, как писали о нём журналисты и с чем сам он соглашался, – это братство одиночек. В чём состоит привлекательность этого мира, довольно трудно сказать однозначно, ведь для счастья людям нужно что-то совсем другое, нежели одиночество. И всё-таки он остаётся удивительно притягательным для многих…

Одиночество цоевского героя (читайте «самого Цоя») связано с иронией, т. е. со скептическим отношением к окружающему миру и к тем ролям, которые ему навязывает жизнь. Этот скепсис вызван пониманием всей условности, противоречивости и даже бессмысленности этих игр. Здесь мы обнаруживаем чисто философское понимание и сомнение, которое присуще Цою изначально, чуть ли не с детских лет. В первой же его песне «Мои друзья» есть замечательные слова: «А я смеюсь, хоть мне и не всегда смешно», – которые демонстрируют саморефлексию и дистанцированность юного героя от того, что происходит вокруг и что, в общем-то, ему симпатично. Эта фраза даёт почувствовать, что Цой выше тех, о ком поёт, хотя «выше» и не совсем правильное слово.

Простота текстов объясняется ясностью ума и способностью автора всё разложить по полочкам (по принципу «хорошо – плохо», как подметил А. Рыбин.) Упрощать картину мира, а не усложнять её – это принцип именно рационального мышления, для которого характерны также самостоятельность и непредвзятость. Потому мировоззрение Цоя можно смело определить как философское, учитывая наряду с рациональным подходом к действительности широту интересовавших его проблем.

Любимые слова Цоя, которыми он так «доставал» своих официозных собеседников, – «ну, не знаю» и «понимаете» – выдают в нём прямо-таки «сократовское» начало. В отличие от стереотипно думающих и уверенных в своей правоте догматиков (партийных, религиозных и т. п.), Цой «не знает точно, кто из нас прав». В общем, припоминается классическое «Я знаю то, что ничего не знаю, а вы не знаете даже этого».

И творчество, и судьба Цоя – это, по словам Б. Гребенщикова, путь по касательной к действительности. Цой так и не примкнул ни к одной системе. Ни советский строй, ни перестройка, ни СССР, ни Америка, ни комсомол, ни кооперативное движение, ни религия, ни атеизм… Это давало ему свободу, хотя и лишало защищённости, простого человеческого счастья чувствовать себя частью общности, большинства или просто сплочённой группы, «кричать «Ура!» и бежать вперёд». Цой, впрочем, и не мог бы этого делать в силу своего интеллекта и способности к философскому пониманию вещей, о котором говорилось выше. Вот отсюда печаль и боль в стихах, в музыке, в выражении лица, наконец, которого ни у кого больше не встретишь. Эта боль за других и за себя делают молодого парня со средним образованием незаурядным и загадочным персонажем.

Вместе с тем Цой не пессимист. Жизнь для него – скорее игра, а не проявление злого рока. Для него неприемлима борьба как таковая, т. к. противников всерьёз он не принимает.

К слушателю Цой обращается напрямую. Он – «человек ниоткуда», как любил говорить сам, и не будучи обременённым никакой идеологией, он и других стремится извлечь из какого-нибудь очередного «места». В одном из интервью Цой объяснял, что консолидирующие лозунги, на самом деле только разъединяют людей, разводят их по разным замкнутым группам. Эту мысль просто необходимо оценить и понять особенно сейчас при современном уровне разобщения и «разводок». Когда в очередной раз после какой-нибудь бестолковой дискуссии, скандала или увлечения бархатной, а то и цветной революцией вспоминаешь ироничный вигляд Последнего героя, чувствуешь, что вёл себя глупо, но – простительно.

За Цоем никто не стоял, но рядом с ним становились «такие же, как он». В силу своей незаангажированности Цой – фигура, сближающая людей из разных систем. Сам он всегда оставался на их границах, откуда легко обозревать всевозможные миры. Стоя на этой плоскости, Цой удерживался не только от идеологического пафоса, но и от разнузданности. В этом смысле, образно говоря, Цой – бог, ведь боги, по словам Эпикура, живут именно между мирами.

Как свойственно обладателю философского склада ума, Цой всегда говорил о человеке вообще, о войне вообще, о любви вообще и этим интересен в первую очередь. Нравственность, которую он утверждает, также общечеловечна и её корни внутри, в его боли и понимании людей. Действие, к которому он призывает, обусловлено не определённой иерархией ценностей, а простым желанием помочь, причём даже не столько из любви, сколько из понимания состояния другого человека. Именно таким Цой представил своего героя в «Игле».

Я не думаю, что иронизм Цоя – это только следствие каких-то разочарований и обид. Может быть, эта «духовная программа» изначально заложена Богом (уже с большой буквы). Такой вот он, наверное, был рождён – недоверчивый и добрый, бесстрашный и незащищённый, а главное самодостаточный. Когда рушится очередная система ценностей, таким героям ничего не угрожает. Они необходимы, как залог предотвращения деградации человека. Неудивительно, что гибель Цоя была так воспринята в нашем обществе. Это был удар и почувствовали его все.

Но и в болем глобальном культурном контексте постмодерна (для которого тоже актуальна потеря общепринятых ориентиров) философская позиция Цоя очень важна. Она соотносится не с той эстетской, шутовской и, в конечном счёте, конформистской программой, которую предложил деконструктивизм Ж. Деррида, а с менее известной философией постмодернистов «левого» толка, представленной М. Фуко, Ж. Дельозом, Ф. Гваттари (с последним, кстати, лично знакомился Африка в 90-е годы). Их мысль как раз переплавила и стоицизм, и эпикуреизм и ещё множество интересных направлений. Эти авторы противопоставили глубине инстинктов и вседозволенности, а также высоте Идей поверхность смысла. Так вот, герой Цоя как раз и представляет собой не борца за правое дело и не «постороннего» разрушителя-имморалиста, а носителя смысла, противостоящего безумию животных желаний и великих идей.

(C) polina




Комментарии

DorothyUnfix: Revolutional update of SEO/SMM package "XRumer 16.0 + XEvil 3.0": captchas solution of Google, Facebook, Bing, Hotmail, SolveMedia, Yandex, and more than 8400 another types of captchas, with highest precision (80..100%) and highest speed (100 img per second). You can connect XEvil 3.0 to all most popular SEO/SMM software: XRumer, GSA SER, ZennoPoster, Srapebox, Senuke, and more than 100 of other programms. Interested? There are a lot of introducing videos about XEvil in YouTube. See you later! XRumer20170718 19.07.2017 01:53
Ди: спасибо автору кажется что вы лично знакомы 16.04.2015 08:47
катюня: Виктор Цой просто жил. и не разменивался по мелочам. его тексты-о том,что он видел и чувствовал.цой был откровенен и справедлив,и поэтому его понимают. я хочу сказать виктору СПАСИБО-я знаю,что он услышит... 16.08.2010 01:32
Слава: Цой такой достойный, сдержанный и умный парень. И он пел о том, что он любит, а не только о том, что ненавидит. Точку опоры даёт и при этом не становится на позиции какой-то религии, идеологии. Уникальный человек. 14.06.2009 12:27
anja: Klassnaja straniza, spasibo sa bsju etu informaziju, no schal, tschto na etom bespokojnom fone (galaxia) otschenj trudno 4itatj statju. bilo bi ludsche prosto na belom ili na tschjornom fone. spasibo! 23.04.2009 22:30


* Ваше имя
Ваш комментарий

* Введите код, который вы видите на картинке












RomanKuehl.de